О нас Реклама .... Контакты Фотоальбом Топ-статьи Акции Подписка Галереи Каталог журналов Туры
Свадебный сервис
Автомобили Агентства Банкет Гостиницы Декор Дизайнерские платья Дизайнерские украшения Дисконтная программа Кейтеринг Ювелирные украшения Ледяные скульптуры Одежда для мужчин Подарки Пригласительные Свадебные букеты Свадебные путешествия Свадебные салоны Тамада и музыка Стилисты Торты и караваи Уроки танцев Фейерверки Фото- и видеосъемка Яхты и теплоходы Шарики Свадебные интернет-ресурсы Химчистка Дизайнерские аксессуары
Праздничный календарь

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31 32 33 34 35
36 37 38 39 40 41 42
Читайте на форуме

Вернулся.

Самые несексуальные мужчины

Cказка сказочная

Илья Ноябрев: о браке и о себе
Илья Ноябрев: о браке и о себе

Брак – это определённый компромисс, в котором два человека принимают ответственность друг за друга. Давая  клятву верности, мы обязуемся делить с любимыми не только радость, но и горе, а вместе с успехом – трудности и невзгоды. А ещё – принимать человека таким, какой он есть. Настоящим. Это всегда нелегко. А уж тем более – в семье людей неординарных, творческих.
С Ильёй Ноябрёвым мы встретились на пороге 35-летнего юбилея их со Светланой совместной жизни. О рождении и жизни своей семьи Илья Яковлевич рассказывает очень искренне и тепло, с неподражаемым юмором; а в лукаво прищуренных глазах светится доброта, нежность и нескрываемая любовь.

– Илья Яковлевич, в первую очередь хочу поздравить вашу семью с юбилеем. Вместе прожито 35 лет – рубиновая свадьба…
– Рубин – это красный камешек? Собирался жене бриллианты дарить, придётся теперь перекрашивать (смеётся).
– Позвольте пожелать вам вместе отпраздновать и золотую, и бриллиантовую годовщины. Итак, началось всё 35 лет назад со свадьбы, а вернее – с первой вашей встречи. Вы помните, как познакомились со своей будущей женой?
– Конечно. И до свадьбы мы встречались три года, при этом трижды расходились навсегда, причём не объясняясь. Потом спонтанно встречались, общались дней десять и так же, ничего никому не сказав, терялись, а через год снова были вместе. В последний год перед свадьбой виделись ежедневно, не упуская друг друга из виду и – поженились.
– А официальное предложение делали?
– Ну, конечно, смущаясь и краснея, предложил Свете выйти за меня замуж. В ответ на это она спросила: «Да? Ты так считаешь?»
И потом – очень смешная история была, когда я просил её руки и сердца у родителей, вернее, у отца, так как мама где-то отдыхала – дело было летом. Будущий тесть очень долго не мог понять, в чём дело; я же давился от смеха, а смеюсь я до слёз, в буквальном смысле этого слова. И вот – я весь в истерике и слезах, а он в полной растерянности. Не желая никого обидеть, отец долго слушал и наконец изрёк: «Да, да, так что? Что? Что ты имеешь в виду? О чём речь? Кто кого о чём просит? Что предлагают?» А потом наконец понял и сказал: «А, да-а-а? Ну, если вы так, то конечно…».
И единственный человек, который был (задумывается) не то, что против, а как бы предостерегал меня, это моя мама. Ей очень нравилась будущая невестка, но она считала, что мне пока рано жениться, потому что я ещё: а) не имею достаточного фундамента; б) не заработал; в) не обзавёлся и т.д. Но мы были ребята «резкие»: сразу подали заявление, в этот же день символически отметили помолвку у моего старшего брата. Ждали мы три или четыре месяца, так как я работал, мотался по гастролям, и надо было выбрать время, чтобы попасть к себе на свадьбу.
– Подготовка к такому событию – всегда хоть и приятные, но всё же хлопоты. С какими проблемами вам довелось столкнуться?
– Проблемы того времени были очень просты, хотя мы к подготовке и не имели никакого отношения, всем занимались родители. Вообще, происходило это забавно: на свадьбу пригласили 180 человек, и ни у кого, естественно, не было таких денег, чтобы устраивать подобные пиршества. Некоторых людей я потом видел на фото и не мог узнать. Но не позвать кого-то было просто невозможно, ведь иначе – смертельная обида. Это подобно некой данности (которой нельзя было пренебречь), ещё раз подтверждающей истину: свадьбы устраиваются для родителей. Что выручило? Мой дядя работал на колбасной фабрике и, имея полезные связи, всё доставал – это же был дефицит по тем временам: сухая колбаса, хорошая водка по цене ниже, чем в магазинах. Создали такой своеобразный «родительский фонд». Причём многое готовилось дома: у нас, у жены. Не так, как сейчас: заказали – всё привезли. Под это дело была подведена серьёзная экономика.
Нам лишь оставалось сделать друг другу подарки. Насколько я помню, Светлана подарила мне нейлоновую рубашку розоватого оттенка, модную по тем временам. Я надел её на свадьбу. Костюм в ателье закончили шить за полчаса до росписи, я забрал его и поехал во Дворец бракосочетаний. Но! У меня не было платочка в нагрудный кармашек. Я вырезал его из нижней части рубашки, тут же, естественно, по нейлону поползла стрелка, закончившись где-то на уровне груди, но на это уже никто не обращал внимания. Впоследствии это была моя любимая концертная сорочка. И вторым подарком жены стали замшевые туфли.
А я, гастролируя по Северному Кавказу, тоже купил ей туфли, но… они не подошли по размеру. Их пришлось отдать. Несмотря на это, жена оценила мои старания, поняла меня…
– То есть начальную ступень взаимопонимания вы преодолели в первый же день семейной жизни.
– (Иронично). Да, именно так: галочку для себя я поставил.
– Илья Яковлевич, будучи человеком творческим, в своих представлениях вы наверняка рисовали образ праздника, каким он должен быть. Насколько эти планы отличались от реальной свадьбы?
– В то время свадьбы не отличались излишней затейливостью. Не было тамады. Просто люди поднимались и говорили: «Я хочу сказать» или «Пусть скажет папа». Первый тост, помню, говорил отец жены, слегка путано, волнуясь. Но это даже непринципиально. Было весело, шумно, играла музыка, все обнимались, радовались, и это – главное. Каких-то супер-пупер наворотов никто не устраивал.
Правда, шутили и мы (озорно улыбаясь). Некоторые гости со стороны Светы впервые видели меня и, а мои, соответственно, её. Поскольку нам надо было встречать на пороге зала всех 180 приглашённых, а это утомило, в какой-то момент мы с кем-то поменялись дамами. Я стоял под руку с совершенно незнакомой барышней, а подходившие гости всё равно поздравляли нас. Потом мы обнаружили людей, вообще непонятно откуда взявшихся. Одним самозванцы сказали, что они со стороны жениха, другим – что со стороны невесты, а на самом деле просто пришли погулять.
Я был здорово навеселе, ведь гостей много, и с каждым следовало выпить. Поэтому в какой-то момент я взял рюмку и пошёл «в люди». К окончанию свадьбы жених был бодрый и «нескучный».
– Если бы вам предложили охарактеризовать свою свадьбу одним эпитетом, недолго думая. Какая она?
– Весёлая. Точно.
– Можете ли вы вспомнить самый яркий момент праздника? Что запомнилось больше всего?
– Больше всего запомнилось состояние жениха. Собственная эйфория. Не очень хорошо помню мелочи, но вокруг были такие разговоры хорошие, душевная атмосфера. Все говорили: «Боже, как хорошо! Как мне здесь нравится».
А я в этот момент упивался собственной «взрослостью». Как будто мальчику выдали пропуск в настоящую жизнь. Меня признали наравне с мужчинами, «женатиками». Я стал вровень с другими. Похоже на то, как будто мне присвоили звание лейтенанта, и я этим жутко гордился.
– Как вы провели «медовый месяц»? Было ли путешествие?
– К сожалению, как такового не было. Конечно, хотелось бы где-то отдохнуть и покушать набемоно. Но не получилось, потому что новоиспечённый муж тут же уехал на гастроли.
– То есть путешествие таки состоялось, но без невесты?
– Да, я провёл две недели дома и отправился в Белоруссию. Жена приехала ко мне чуть позже и пробыла там около недели. При этом она уже была в положении (в его «начале», если быть точным). Как мы потом высчитали, забеременела она в первую брачную ночь. Был жуткий токсикоз. Поэтому путешествие проходило под девизами: «Тут мы не пойдём, потому что пахнет», «А здесь нет урн, и мы не ходим».
– Вы вернулись в Киев, и началась «проза жизни». Как молодая семья налаживала свой быт?
– Сразу хочу сказать: эта «проза жизни» была непростой. По одной основной причине: у нас не было собственной квартиры. Пока не появился ребёнок, было проще. Мы могли заночевать у родителей моих либо жены. Когда родилась дочь, один месяц попробовали пожить у моей мамы, в более комфортных условиях, но жене надо было учиться, и она настояла на переезде к своим. И, к величайшему сожалению, очень много лет я жил «в приймах», пока не выросли дети, до 1995 года. Это сейчас я понимаю, насколько глупо мы поступили. Квартира была без удобств, жили мы в проходной комнате. Потом наконец-то построили жилье, переехали, и это была уже наша квартира. А раньше всё было либо общее, либо родительское. Да и материальное положение оставляло желать лучшего. В этот момент я ушёл с работы, искал другую, а зарабатывали артисты очень мало. Были времена, когда на транспорт приходилось мелочь занимать. И вот в первые же годы мы прочувствовали всю прелесть предупреждения моей мамы. И выходить из этого положения стали года через три, когда подрос ребёнок, жена смогла работать.
– Какая разница в возрасте ваших детей?
– 12,5 лет.
– Скажите, пожалуйста, насколько отличалось ваше восприятие рождения первенца и второго ребёнка?
– Ой, ну я вам скажу: первый ребёнок – это вообще не ребёнок. Вот он растёт себе, ну и растёт. Нет, ты, конечно, понимаешь, что стал папой, но всё же в полной мере этого не осознаёшь, причём очень долгое время. Первый – это как вот… (размышляет) друг скорее, просто тот, кто рядом. Тем более, старшую дочку мы надолго оставляли с родителями, уезжая на гастроли. Сокращалось общение, этим уменьшалось влияние на ребёнка, участие в его воспитании и т. д. А вот вторая дочь – это да, здесь абсолютное осознание: ребёнок, мой ребёнок. В этом возрасте уже готов к его рождению и, соответственно, пониманию и восприятию.
Младшую дочь мы повсюду возили за собой на гастроли. Дело в том, что родилась она в 1983-м, а в 86-м бахнул Чернобыль, и мы старались увезти её из Киева. Именно в это время уехали в Одессу, где она, кстати, и живёт сейчас. Так и путешествовали с трёхлетним ребёнком: Беларусь, Хабаровск…
– Разница в возрасте достаточно ощутимая. Если взять подобный промежуток в любое время, скажем… 1988–1991 гг., становится очевидным, что родителям младших деток было проще вот в чём: на смену вечным подгузникам пришли одноразовые памперсы, вместо того чтобы по часам варить кашки, достаточно было развести и подогреть готовую смесь. Опять же, богатый выбор игрушек, одежды… Насколько ощутимы были эти нюансы в то время, когда росли ваши дети?
– Повторюсь, что с младшей было легче в силу нашей моральной подготовленности. Но есть ещё одно объяснение: мы растили их совершенно по-разному. Если Аню укладывали спать ровно в 21.00, пелёнки проглаживали по стрелочкам, складывая определённое количество раз, кормили по режиму… То с Антониной (младшей) было легче – да и ей с нами, наверное, попроще. Мы растили ее, опираясь исключительно на свой опыт и личные ощущения.
С питанием было и вовсе не сложно: никаких кашек и т.п., так как жена каждую дочь кормила грудью более года. Причём одновременно с младшей Светлана выкормила ещё одну девочку, тёзку дочери, Антонины (родились они в один день). Обе «молочные» сестрички общаются до сих пор и очень дружны между собой.
– Старшая дочь замужем, растут внуки. Позвольте спросить: влияли ли вы в своё время на выбор Анны?
– Нет, абсолютно! Даже более, я скажу: замуж она «выходила» трижды, то есть всё шло к этому. Мне мог кто-то нравиться больше, кто-то – меньше, но я полностью доверял её выбору, ведь в дальнейшем жить с этим человеком надо было ей.
Первого «потенциального мужа» дочка привела, когда ей было всего 18. Ей говорили: «Анюта, куда ты спешишь?», но она стояла на своём, отвечая: «Так, всё нормально, замуж я выйду». Обошлось. Свадьба не состоялась.
Со вторым претендентом дело обстояло гораздо серьёзнее. После планируемого бракосочетания молодожены должны были ехать за границу на ПМЖ. Был назначен месяц свадьбы, вовсю велась подготовка. Но, по мере того как приближался день торжества, менялись ответы дочки по поводу её жениха, и, в конце концов, по инициативе Ани, парень исчез в неизвестном направлении (смеётся). На самом деле, он действительно позже уехал из страны, но пожениться им так и не было суждено.
И только с третьим претендентом на руку и сердце всё сложилось. Причём здесь проще: мы были знакомы с родителями жениха, живут они в Одессе. Это замечательная семья, в которой каждый – лидер, и всё же они очень прекрасно ладят как между собой, так и с нами. Я очень рад тому, что между нами всё это время сохраняются хорошие отношения.
– А как вошла в их семью ваша дочь? Насколько органично это было для неё?
– Как раз в этом случае у нас были некоторые опасения. Это младшая у нас такая боевая, решительная, чуть что не по ней – «бросаться предметами»… А старшая в подобных случаях очень переживает, может сесть и тихонько плакать в уголке. Но ничего, всё слава богу:. чудесная семья, замечательные взаимоотношения.
– Живут с родителями?
– Нет, отдельно. Подрастают двое детей: старшая девочка и младший парень. А вот на лето собираются в Аркадии, все поколения вместе. Там достаточно простора для такой большой компании.
– Как вы рассказывали, подготовку к вашему торжеству на себя в основном взяли родители. А как обстояло дело в случае с дочерью и зятем? Каков был ваш вклад?
– Сразу оговорюсь: минимальный. Можно сказать, свадьбу мы не готовили, это действительно так. И вот почему. Родители жениха очень хотели устроить «грандиозную пышную одесскую свадьбу», так впоследствии и получилось. Но, сами понимаете, наша помощь могла оказываться постольку, поскольку ведь другой город, далеко. Так что всё организовывали в основном его родители.
– Илья Яковлевич, у вас в семье растёт ещё одна невеста….
– Да, девушка на выданье!
– ….. и конечно, вас приглашают на другие современные свадьбы. Как вы подходите в подобном случае к выбору подарка для молодожёнов?
– Ой, это непростой вопрос. Поскольку часто попадаешь на свадьбы, где у людей вроде бы всё есть и… Что дарить? Мне кажется, в любом случае уместными будут бытовая техника, наборы постельного белья. Это «вечно» и всегда найдёт применение в дальнейшей жизни молодой семьи.
– А что дарили на свадьбу вам?
– Да я уже и не помню… Скорее всего, те же «беспроигрышные варианты», которые потом использовались, использовались… А, нет! Один подарок помню. Это набор из нескольких (шесть или семь) рюмочек стеклянных с золотистыми узорчиками-ободками. Их подарил нам мой коллега. Да… Вот они до сих пор стоят у нас, такой вот подарок.
Что ещё? Деньги дарят, что, конечно, тоже очень удобно как для гостей, так и для молодожёнов. Между прочим, отлично помню, первую нашу мебель мы купили именно на подаренные к свадьбе деньги. Да, так что это – тоже выход.
– Судьбы вчерашних невест складываются по-разному. Одни женщины предпочитают посвятить себя семье, дому, детям, тем самым создавая надёжный тыл для своего супруга. Иные же спешат строить карьеру, реализуясь в выбранной для себя профессии. А какую всё-таки социальную среду для женщины, жены, вы считаете более естественной?
– Знаете, я в любом случае скажу: счастливые браки среди ранних – скорее исключение. Почему? Я это вижу так: мужу и жене по …. скажем, 20 лет, да? Но каждый из них, тем не менее, не перестаёт быть личностью, и личность эта продолжает развиваться! А где гарантия, что в своём развитии они будут двигаться параллельно? Никаких! Поэтому часто и получается: один убежал вперёд, другой за ним не поспевает. Это как: «Я уже по слогам читаю, а ты только буквы учишь». И под действием этих обстоятельств семья, бывает, распадается. Да им попросту говорить друг с другом не о чем!
Я – за то, чтобы семьи создавались в уже «осознающем» возрасте, что для мужчины составляет приближённость к 30-ти годам. Да и женщины в этом плане могут реально оценивать происходящее лет после 25-ти. Вот вам и ответ.
– Илья Яковлевич, в конце разговора не могу не обратиться к одной из ваших передач «Афера». Это были «Аферы брачные». Почему вы обратились к этой теме, чем она была вам интересна изначально?
– Была, была такая передача. Почему взяли тему? (Задумывается). Последовательно перебирая всевозможные варианты «объегоривания». А понятие «брачный аферист» настолько устоявшееся во все времена, что не вспомнить его просто было нельзя. Самый известный пример – это, конечно, Остап Бендер, действующий по принципу «За право получить стул даже женюсь и ситечко не пожалею».
– Для тех, кто не видел эту передачу, пару советов: как же всё-таки поступать, чтобы не стать жертвой подобных бендеров?
– Очень большую помощь в этом сейчас оказывает новый Семейный кодекс, и, кроме того, я считаю, при заключении брака необходимо составлять брачный контракт. Обдуманно, серьёзно, просчитав различные варианты. По моему мнению, брак надо рассматривать как проект, один из главных в своей жизни, и действовать соответственно. Тогда всё будет хорошо.
Текст: Алена Слипко
Фотографии из семейного архива Ильи Ноябрева

 
Спроси профессионала

Дорогие посетители, мы хотим, чтобы наш сайт стал не только вашим другом, но и помощником. Для этого мы будем приглашать профессионалов из разных сфер и областей нашей жизни, которые смогут ответить на интересующие вас вопросы. Вы можете оставлять их в этом разделе сайта, в конце каждой недели наши специалисты с удовольствием на них ответят.

Сегодня на Ваши вопросы отвечает Матвиенко Светлана
Директор кейтеринговой компании "Гетьман-Фуршет"




 
Свежий номер


Все номера ...
Галерея


Новости

20.07.2019
Спа-центр Jumeirah Al Wathba Desert Resort and Spa – новая достопримечательность Абу-ДабиРасположенный среди завораживающих пустынных пейзажей Абу-Даби спа-центр Talise Spa нового курорта Jumeirah Al Wathba Desert Resort & Spa является...

06.07.2019
Maison GEORGES HOBEIKA draws the essence of his SS 2020 Bridal collection from theauthentic celebration of loveand the exaltation of emotion. Initiating new harmonies, savoring the caress of the most luxurious fabrics

Rambler's Top100